Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Следуй своей дорогой, и пусть люди говорят, что угодно.
Данте Алигьери, итальянский поэт
Latviannews
English version

Новые политические силы показывают зубы

Поделиться:

Данута Дембовская, публицист

В первую субботу октября 2022 года пройдут выборы в 14-й Сейм. По закону, в парламентских выборах могут участвовать партии и объединения, созданные не позже, чем за год до выборов — а значит, времени на учреждение новых политических проектов или же ребрендинг уже имеющихся остается совсем немного. «Открытый город» оценил амбиции и перспективы трех новых проектов — «Закона и порядка» Алдиса Гобземса, «Латвия на первом месте» Айнара Шлесерса и «Республика» Вячеслава Домбровскиса и Сандиса Гиргенса.

«Закон и порядок»: конфликт популизма и приличий

Если изучить CV, в также в хронологии просмотреть галерею фотопортретов нынешнего непримиримого оппозиционера и главного популиста страны Алдиса Гобземса за последние 10–15 лет, то придешь к неминуемому выводу: политика способна кардинально изменить личность.

Сначала это — интеллигентного вида способный юрист, адвокат, занимавший приличные должности как в частных конторах, так и в Министерстве юстиции, медленно, но верно строящий профессиональную карьеру.

В 2018 году Алдис Гобземс в качестве одного из лидеров новой партии KPV.LV избирается в Сейм. А уже в 2019 году, когда удается, наконец, сформировать нынешнее правительство Кришьяниса Кариньша, Гобземса исключают из KPV.LV. Надежды на власть не сбываются, и Гобземс уходит не просто в оппозицию, а в полный отрыв, усугубляемый пандемией: эпатирует, становится героем «антиваксеров», нарушает все нормы приличий, устраивает бесконечные нарциссические шоу, выступает организатором несогласованных публичных акций протеста против ограничений Covid-19.

Весной этого года Алдис Гобземс учреждает новую партию «Закон и порядок» — она несомненно стартует на выборах в 14-й Сейм. По данным опроса SKDS, за «Закон и порядок» в июле этого года были готовы голосовать 3,5% избирателей. Для старта это неплохая заявка: за год Гобземс может раскачать публику, аккумулируя протестные голоса «антиваксеров», наемных работников и представителей малого и среднего бизнеса, пострадавших от «ковидных ограничений». Гобземс делает ставку на публику эмоциональную, не деля ее, что важно, по национальному признаку, людей не слишком глубоко образованных, которые легко ведутся на популистские призывы и шоу одного актера в соцсетях. На тех, кого коробит высокородный снобизм и политкорректное лицемерие власти.

Но в кулуарах давно ходят слухи: Гобземс стал неуправляемым, а это отпугивает спонсоров. Любой бизнесмен, вкладывающийся в партию, думает о выгоде: ему нужно, чтобы политики не только избирались, но и, став депутатами Сейма, влияли на принятие решений. Оголтелый популизм может позволить Гобземсу получить голоса на выборах, но одновременно делает его нерукопожатным, непереговорным маргиналом и изгоем для власти.

Это четко иллюстрирует последняя выходка Гобземса. В видеоролике, размещенном в соцсетях, Гобземс призвал противников вакцинации носить на одежде шестиконечные желтые звезды Давида — отличительные знаки евреев времен Холокоста. Выходка вызвала возмущение у Латвийского совета еврейской общины, Гобземса дружно осудили за абсолютную недопустимость аналогии большинство депутатов Сейма, вне зависимости от партийной принадлежности. Зайдя в эпатаже слишком далеко, Гобземс фактически исключил себя из приличного политического общества — его уделом остается улица.

Главный лакмус маргинализации Гобземса — сразу после этой истории о выходе из партии «Закон и порядок» объявляют два ярких депутата Сейма: Юлия Степаненко и Любовь Швецова (обе были избраны в 2018 г. по списку «Согласия»). Обе присоединились к партии Айнара Шлесерса «Латвия на первом месте». Еще в июне команду Гобземса оставил пиарщик Сандрис Точс — он также переметнулся к Бульдозеру.

По неофициальной информации, Шлесерс был одним из предпринимателей, изначально делавших ставку на Гобземса. То, что Шлесерс решил создавать иной, более пристойный, принятый истеблишментом проект, говорит о том, что «Закону и порядку» оставлена ниша работы с маргинальной публикой, но центральной фигурой, лидером всей оппозиции, как это казалось еще год назад, Гобземс быть уже никак не может.

Тем не менее шансы получить представительство в 14-м Сейме у «Закона и порядка» все же есть — народ устал и обозлен.

Шлесерс: славное и бесславное прошлое Бульдозера

По мере стремительного ухода в отрыв Гобземса начали циркулировать слухи, что в политику возвратится с новым оппозиционным проектом Айнар Шлесерс. Эти слухи сам Шлесерс подтвердил в июне.

Айнар Шлесерс — личность яркая, многократно создававшая различные политические проекты разной степени успешности. Чтобы оценить перспективы его нынешних амбиций, стоит проанализировать его бурное политическое прошлое.

Сейчас уже мало кто помнит, но в конце 90-х молодой Айнар Шлесерс стартовал в политику с менеджерских должностей: был он генеральным директором Varner Baltija и Rimi Baltija, возглавлял правление Universālveikals Centrs.

В 1998 году Шлесерс вошел в политику, создав Новую партию — одним из локомотивов проекта был Раймонд Паулс. Новая партия получила 8 из 100 мандатов депутатов 7-го Сейма, а сам Шлесерс впервые был избран депутатом, занимал пост министра экономики.

Под парламентские выборы 2002 года Шлесерс создал новый проект — Латвийскую Первую партию (ЛПП), которая получила 10 из 100 мандатов в 8-м Сейме. Шлесерс стал вице-премьером, затем — министром сообщения. В 9-м Сейме история повторилась: ЛПП, объединившись на этот раз с уже загибающейся «Латвияс цельш», снова «заработала» 10 мандатов, а Шлесерс опять возглавил Министерство сообщения.

«Это не золотые, а бриллиантовые мандаты» — так всегда говорили про достижения партий Шлесерса в кулуарах. Невзирая на пафосный имидж Бульдозера, Шлесерсу на самом деле никогда не удавалось одержать значительную победу на выборах. Благодаря ярким рекламным кампаниям и огромным вложениям в пиар, он скорее приобретал «золотую акцию», которая, впрочем, окупалась: 8–10 мандатов, которые всегда пригождались при формировании правительства более крупным политическим игрокам.

Идеологическая платформа партий Шлесерса всегда была плюс-минус одинакова: себе он не изменял. Бульдозера не сносило в национализм, он стоял на центристских позициях, пытался найти компромисс между латышской и русской общинами, апеллируя все больше к христианским ценностями, а геополитически — между ЕС и НАТО, с одной стороны, и Россией, с другой стороны — призывая соблюдать экономические выгоды.

В какой-то степени Шлесерс до поры до времени — пока это позволяла политическая конъюнктура — удерживал этот баланс. Так он, оставаясь членом правительства, был одним из завсегдатаев концертов «Новой волны» в Юрмале, а до аннексии Крыма — сопредседателем Латвийско-российской межправительственной комиссии. Тогда это еще имело значение. Отчасти именно изменение геополитической ситуации выбило Шлесерса, который всегда был сторонником концепции Латвии как моста между Западом и Россией, из политической обоймы.

Переломный момент в карьере Шлесерса — его решение баллотироваться в 2009 году на пост мэра Риги. Тогда победу на выборах одержал «Центр согласия» («ЦС») — получив 26 из 60 мандатов — с совсем еще молодым и не настолько раскрученным Нилом Ушаковым во главе. ЛПП оказалась по традиции обладателем необходимой «золотой акции» — 12 мандатов, гарантировавших коалиции «ЦС» и ЛПП стабильное большинство.

Изначально никто не верил, что Шлесерс уступит кресло мэра молодому и неопытному Нилу Ушакову. Однако Бульдозер предпочел пост вице-мэра, «серого кардинала». На практике это решение стало лишь инвестицией в проект «первого русского мэра», который успешно профункционировал десять лет, затмив самого Шлесерса.

В 2010 году Шлесерс решает, что не хочет быть в тени Ушакова, и стартует на выборах в Сейм по списку партий Par Labu Latviju, объединившего героев прежних лет — политиков от ЛПП, «Латвияс цельш», Народной партии. Тех, кого новая власть — «Единство» — объявила приспешниками олигархов. Традиционные 8 мандатов, но на этот раз игра в «золотую акцию» не удалась: «Единству» и Союзу «зеленых» и крестьян хватило голосов на двоих.

А весной 2011 года президент Валдис Затлерс распустил 10-й Сейм. Поводом стало то, что парламент без объяснения причин отклонил запрос Бюро по борьбе и предотвращению коррупции (KNAB) на проведение обыска по месту жительства Айнара Шлесерса, отказавшись снять с него депутатскую неприкосновенность.

На внеочередных выборах в 11-й Сейм союз ЛПП и «Латвияс цельш» не сумели преодолеть 5%-ный барьер — и Шлесерс ушел из публичной политики почти на 10 лет.

Второе пришествие Бульдозера

На что Айнар Шлесерс рассчитывает сейчас?

Параллельно с сюжетом возвращения Бульдозера в политику развивается сюжет «дигиталгейта»: на скамье подсудимых — сам Айнар Шлесерс, а также Андрис Шкеле и еще 7 небезызвестных персонажей. Суть «дигиталгейта»: в далеком 2006 году правительство утвердило концепцию, которая предусматривала, что цифровое ТВ в стране будет вводиться с помощью инфраструктуры Латвийского центра телерадиовещания. Но в 2008 году Министерство сообщения, которое тогда возглавлял Шлесерс, объявляет конкурс, в котором побеждает частная компания — Hannu Digital. Якобы это нанесло государству ущерб в размере 3 млн евро.

Дело о цифровом ТВ рассматривает недавно созданный Суд по экономическим преступлениям, следующее заседание — в сентябре. Не наша задача прогнозировать исход этого дела, но одно очевидно: судебное разбирательство может оказать влияние на перспективы второго пришествия в политику Шлесерса.

Но то решать Фемиде. А перед новой партией Шлесерса в любом случае стоят стандартные взаимосвязанные задачи: во-первых, определиться идеологически (а значит, и с целевой аудиторией), во-вторых, сформировать команду.

14 августа начался процесс учреждения партии Айнара Шлесерса «Латвия на первом месте» (название – парафраз предвыборного лозунга Дональда Трампа «Америка превыше всего»).

Понятно, что идеологическая платформа «Латвии на первом месте» — оппозиционность, противопоставление себя правительству: скорее всего, Шлесерс и компания традиционно будут позиционироваться как защитники местного бизнеса. Только нужно учитывать, что за годы нарастающей глобализации и отсутствия Шлесерса в публичной политике местные предприниматели стали больше лавочниками и меньше олигархами. Геополитика нанесла удар по транзиту и банковскому сектору, а потому риторика оппозиции постоянно сводится к ностальгии по тем временам, когда Латвия была мостом между Западом и Россией.

Одновременно флагман правительства — премьерское «Новое Единство», а также AP! — стремятся быть в европейском идеологическом мейнстриме, выступая за права секс-меньшинств на уровне Сейма, за велосипедистов и пешеходов в ущерб автомобилистам в Рижской думе, что не вызывает понимания у многих избирателей. Традиционализм, тяготение к христианским ценностям (во многом — из-за многолетнего сотрудничества с «Новым поколением» Алексея Ледяева) всегда были характерны для партий Шлесерса, а сейчас, вероятно, эта тенденция еще больше усилится.

Многое определит состав команды. Пока прослеживаются следующие тенденции. Во-первых, появление в команде Шлесерса политических тузов прежних времен – бывших премьеров, министров, депутатов Сейма из почивших в бозе «олигархических партий». Так кандидатам в министры сообщения стал бывший премьер Вилис Криштопанс (когда-то – «Латвияс цельш»). Ставка на угасших звезд усиливает «ностальгическое» направление, но вряд ли гарантирует ошеломительный успех. Вероятно, Шлесерс может пригреть и каких-то депутатов из KPV.LV.

Во-вторых, Шлесерс может собрать под своим крылом «птенцов» гнезда «Согласия». В кризисные времена «Согласие» покинули многие депутаты Сейма, бывшие депутаты Рижской думы, а также рядовые партийцы, менее знакомые широкой публике. Интересно, что сам Шлесерс, будучи кандидатом в премьер-министры, номинировал на пост президента и главы партии отщепенца гнезда «Согласия» -депутата Сейма Юлию Степаненко. На первом учредительном собрании партии появилась и депутат Сейма Любовь Швецова, также избранная в 2018 году от «Согласия». Осторожно можно предположить, что своим ближайшим будущим озабочены и бывшие депутаты Рижской думы от «Согласия» и «Честь служить Риге». За счет бывших «согласистов» в команде Шлесерса может расшириться именно русскоязычное подразделение — и в условиях, когда «Согласие», оставаясь лидером рейтинга популярности, потеряло не менее трети сторонников, работу на этом поле Бульдозер может вполне обоснованно посчитать перспективным направлением.

В-третьих, не ясно, состоится ли сотрудничество партии Шлесерса с «Честь служить Риге!», в которую входят бывшие вице-мэры столцы Андрис Америкс (ныне – европарламентарий) и Олег Буров (сейчас – рядовый депутат оппозиции в Рижской думе). История сотрудничества этих политиков – богатая и сложная, фактически они уже были однопартийцами. Переговоры наверняка были, однако, похоже, сближение не состоится: в августе пошли слухи, что «Честь служить Риге» может на выборах в 14-й Сейм объединиться с Союзом «зеленых» и крестьян, который бы укрепил таким образом свои позиции в столице, которые у СЗК традиционно слабы.

Пока же Шлесерс обратился с открытым письмом к Алдису Гобземса с призывом объединить свои усилия, выдвинуть ультиматум президенту Латвии Эгилу Левитсу и провести 18 сентября 100-тысячную акцию протеста.

«Республика». Партия на выданье

Еще один новый игрок, появившийся на политической сцене в августе, партия депутата Сейма Вячеслава Домбровского «Республика», к которой в последний момент присоединились бывший глава МВД Сандис Гиргенс и его брат – депутата Сейма Каспар Гиргенс, прежде состоявшие в партии KPV LV.

Краткая политическая биография Домбровского: доктор экономических наук, занимался исследованиями и преподаванием, в 2011 году стал одним из учредителей и несомненно ярких представителей Партии реформ Затлерса, был избран в Сейм, занимал посты министра образования и министра экономики. За Домбровским — что характерно, однокурсником и некогда другом бывшего мэра Риги Нила Ушакова — заслуженно закрепился имидж первого русского министра.

Вскоре после ликвидации Партии реформ Домбровский покинул политику, уйдя в центр исследований Certus. А в 2018 году первый русский мэр Риги Нил Ушаков и первый русский министр Латвии Вячеслав Домбровский встретились уже в партии «Согласие».

В 2018 году Домбровский был кандидатом в премьеры «Согласия», а после краха Рижской думы позиционировался как потенциально один из новых фронтменов «Согласия» в условиях отъезда в Брюссель Нила Ушакова. Однако осенью 2019 года внутрипартийные конфликты привели к исключению Домбровского из «Согласия», вскоре к нему присоединилась и депутат Сейма от «Согласия» Эвия Папуле, ранее заместитель госсекретаря Министерства образования.

Домбровский почти сразу объявил о готовности создать новую партию, которая по описанию более всего напоминала модернизированный, обновленный вариант «Согласия», но очищенный от шлейфа коррупционных скандалов. В начале 2020 года Домбровский с единомышленниками (среди них — немало тех, кто баллотировался по спискам «Согласия») создал движение «Республика-2030», которое, несомненно, и станет базой для создания новой партии.

Перспективы партии Домбровского — достаточно туманны. Во-первых, Домбровскому не хватает организационных способностей — как на фоне опытного лидера «Согласия» Яниса Урбановича, так и на фоне энергичного Шлесерса, который, вероятно, попытается сформировать более широкое оппозиционное движение. Во-вторых, у Домбровского проблемы с идеологическим позиционированием и командой. Домбровский в той или иной степени — в зависимости от политической конъюнктуры — всегда был олицетворением имиджа «хорошего русского»: так сложилось с Партии реформ Затлерса, затем уже он, как бывший министр, придавал некую солидность и перспективность оппозиционному, уже входящему в кризис «Согласию».

Теперь Домбровскому нужно или играть самостоятельно, рискнув повести на выборы в 14-й Сейм свою партию (гарантий в преодолении 5%-ного барьера пока нет, но нет еще и рейтингов) или же искать сотрудничество с другими политическими силами, пытаясь создать под выборы выгодный альянс.

Интерес к сотрудничеству с создающейся партией Домбровского потенциально может возникнуть у ограниченного числа политических партий. Тут критерий — умеренность в национальном вопросе и заинтересованность в получении некой доли русскоязычного электората. Таких партий не очень много. Навскидку среди правительственных партий — это объединение Attīstībai/Par!, а среди оппозиционных — партия Шлесерса, с оговорками — Союз «зеленых» и крестьян.
 

"Открытый город"

30-08-2021
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Журнал
№12(141) Декабрь 2021
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Андрис Америкс: Great Russia уже наподходе
  • Экс-спикер Сейма: Общество теряет контроль над власть
  • Вакцину от COVID-19 придумали онкологи
  • Откровения первой леди США
  • Козьма Прутков родом из Латгалии